Михаил Иванович Савин. Осталось за кадром. (Воспоминания)

| Просмотров: 9639

Мордовия музыкальная - Сураев-Королёв Георгий Иванович


Петербургский композитор Николай Шахматов

Когда со сцены звучат слова, вынесенные в заголовок статьи, слушатели в зале воспринимают имя этого композитора как давно знакомое и часто звучащее. Не мудрено: старейшина среди композиторов Петербурга, работающих в народно-инструментальном жанре; автор книг и учебных пособий по чтению партитур, инструментовке и инструментоведению для народных инструментов, автор симфонических сочинений и популярных песен. Педагог, более сорока лет отдавший кафедре оркестрового дирижирования Санкт-Петербургского Университета культуры и искусств. Николай Моисеевич с гордостью всегда подчеркивает главную свою профессию: "композитор". И ему есть чем гордиться: с 1950 года - член Союза композиторов, куда был принят по специальному ходатайству самого Василия Павловича Соловьева-Седого. И вот сегодня он Заслуженный деятель искусств России, кандидат педагогических наук, профессор Николай Моисеевич Шахматов.
    Н. М. Шахматов родился 9 августа 1925 года в селе Кинель-Черкассы Куйбышевской (ныне Самарской) области. Его первые музыкальные впечатления связаны с домашним музицированием: мама немного играла на гитаре, отец обладал неплохими вокальными данными. Уже в детском возрасте Николаю запали в душу звучание балалайки и мандолины, пение отца, исполнявшего в сопровождении небольшого ансамбля старинные русские народные песни. Детские годы прошли на железнодорожной станции Безымянка, близ Куйбышева (Самара). На всю жизнь остались в памяти первые впечатления от величественной русской реки - Волги, ее спокойной глади, безбрежных весенних разливов. Эти картины детства потом вдохновляли его на создание многочисленных сочинений.
    Музыкальные азы Николай получал в кружках художественной самодеятельности, и первым его музыкальным инструментом стала балалайка прима, затем балалайка контрабас в народном оркестре, а вскоре, помогая руководителям оркестра Алексею Васильевичу Майорову и затем Глебу Ивановичу Асмаеву, он осваивает все струнные инструменты народного оркестра. Одновременно с народным оркестром Николай посещает занятия духового оркестра, играя сначала на трубе, а затем на валторне. К мысли овладеть духовыми инструментами его подтолкнуло посещение концертов симфонического оркестра в Куйбышевском оперном театре. Это, как отмечает композитор, имело неоценимое значение для последующего творчества, научило слушать тембры и чувствовать регистры духовых инструментов, что и помогло в дальнейшей работе над симфоническими произведениями. В шестнадцатилетнем возрасте Николай осваивает фортепиано. Музыка все настойчивее входит в его жизнь. В это время появляются первые сочинения для фортепиано - Марш, Танец, Прелюдия. Одним из ярких событий того времени стал приезд в г. Куйбышев балалаечника Николая Петровича Осипова с Государственным оркестром русских народных инструментов (дирижер Д. П. Осипова). Мимолетная встреча за кулисами и очарование виртуозной игрой мастера остались памятны на всю жизнь.
    В 1943 году Николай Шахматов поступает в музыкальное училище г. Куйбышева сначала на хоровое, а затем на музыкально-теоретическое отделение. В эти трудные годы приходилось не только учиться, но и работать. Н. Шахматов руководил оркестром народных инструментов, сочинял для своего состава пьесы, делал переложения, писал обработки народных мелодий. Освоил игру на скрипичном контрабасе, работал в симфоническом оркестре оперного театра. Музыкальная жизнь в те нелегкие годы в Куйбышеве не замирала. Сюда был эвакуирован Большой театр СССР, и шли спектакли с участием известных певцов - В. Барсовой, И. Козловского, Н. Обуховой, М. Михайлова. Оперные и балетные спектакли проходили под руководством замечательных дирижеров А. Мелик-Пашаева, С. Самосуда, В. Небольсина, Ю. Файера. Большим музыкальным событием тех лет стало первое исполнение 5 марта 1942 года Седьмой симфонии Д.Д. Шостаковича оркестром Большого театра под управлением С. Самосуда. Но самое значительное влияние на творческое становление музыканта оказали известный педагог по фортепиано, профессор Мария Митрофановна Старкова и занятия по композиции в классе известного музыканта Александра Васильевича Фере. Как вспоминает Николай Моисеевич, был интересен метод преподавания А. В. Фере композиции: "Главное внимание на занятиях уделялось импровизации, форме и структуре сочинения, логике развития мелодики и гармонии. Большое внимание уделял педагог развитию и совершенствованию у учеников внутреннего слуха. После прочтения музыки глазами и "про себя", мы интонировали ее наизусть голосом и затем проверяли результат за фортепиано. На первых занятиях брались относительно простые фортепианные пьесы, а в дальнейшем - сложные симфонические партитуры. Так постепенно у учеников вырабатывались навыки внутреннего ощущения всех деталей музыкального сочинения. Все, что теоретически изучалось в классе, закреплялось на практике в живом звучании, с партитурами в руках, на репетициях Оркестра Куйбышевской филармонии, дир. Д. Машкович, которые я старался посещать". Большим достоинством Фере-педагога было требовательность к будущим композиторам, в доскональном знании поэзии и живописи. При анализе сочинений композиторов-классиков педагог настоятельно требовал знания эстетических взглядов авторов, убеждая учеников знакомиться с документальными источниками, такими как "Мемуары" Р. Вагнера, "Летопись моей музыкальной жизни" Н. Римского-Корсакова, переписка М. А. Балакирева с П. И. Чайковским, письма А. К. Лядова…
    Под руководством А. Фере Н. Шахматовым было написано много произведений разных жанров - Увертюра соль минор для симфонического оркестра, Монолог и сцены для голоса с симфоническим оркестром по поэме А. С. Пушкина "Скупой рыцарь", прелюдии для фортепиано, пьесы для виолончели, романсы на стихи А. Пушкина, Ф. Тютчева, А. Прокофьева.
    Вспоминая военное время и годы учебы, трудно даже представить, как можно было совмещать занятия в училище, работу в качестве руководителя самодеятельного оркестра и контрабасиста в оперном театре. А еще и военное лихолетье: продовольственные карточки, отсутствие временами электричества, бездействие транспорта, когда, чтобы добраться в училище приходилось становиться на лыжи и с сумкой через плечо шагать двенадцать километров, и ночью после работы и учебы тем же путем возвращаться домой. Но стремление к знаниям, беспредельная любовь к музыке были гораздо сильнее тех трудностей, которые приходилось преодолевать.
    Позади осталась учеба в музыкальном училище, за творческие достижения в 1946 году он получает направление на учебу в Ленинградскую консерваторию. Н. Шахматов поступает на композиторское отделение в класс профессора Михаила Ивановича Чулаки. В 1948 году, в связи с переездом М. И. Чулаки в Москву Н. Шахматова переводят в класс к Оресту Александровичу Евлахову (ученику Д. Д. Шостаковича) - талантливому педагогу, воспитавшему целую плеяду известных ленинградских композиторов: А. Петрова, Б. Тищенко, С. Слонимского, Г. Портнова, Т. Воронину, И. Шварца, Г. Окунева и многих других.
    В те годы в консерватории преподавали известные музыканты: полифонию вел Х. С. Кушнарев, историю музыки - М. С. Друскин, А.Н. Дмитриев, Г.Г.Тигранов, инструментовку Г. П. Таранов.
    Композитор вспоминает эти годы: "Заниматься было нелегко. Пришлось поступить на работу преподавателем музыкально-теоретических дисциплин, совмещая большую педагогическую нагрузку с интенсивной консерваторской учебой. Но эти трудности с лихвой окупались одной мыслью: я в Ленинграде, городе, где каждый дом, каждая улица - сама история, а я учусь в учебном заведении, ставшем гордостью национальной и мировой культуры - в ленинградской консерватории". В годы учебы Николай получал именную стипендию имени П. И. Чайковского.
    Своеобразными "музыкальными университетами" можно считать и посещение студентом консерватории Н. Шахматовым репетиций в Большом зале ленинградской филармонии Заслуженного коллектива оркестра под управлением выдающегося дирижера Е. А. Мравинского. Имея в руках персональное разрешение, подписанное лично Евгением Александровичем. Тогда еще трудно верилось, что пройдут годы и в Большом зале Ленинградской филармонии прозвучат многие сочинения Николая Шахматова. А пока бывая на концертах и репетициях ему довелось познакомиться со многими крупнейшими музыкантами современности: С. С. Прокофьевым, Д. Д. Шостаковичем, Р. М. Глиэром, Д. Д. Кабалевским, А. И. Хачатуряном, И. И. Дунаевским и другими. В декабре 1950 года, еще будучи студентом консерватории, по ходатайству председателя Ленинградского отделения Союза композиторов СССР, В. П. Соловьева-Седого был рекомендован и принят в члены Союза. Для поступления был представлен внушительный список сочинений, созданных за годы консерваторской учебы. Это одноактная опера по поэме А. Пушкина "Цыганы", "Кантата о Волге" для баса и симфонического оркестра на слова А. Чепурова, Фортепианный квинтет, Адажио для скрипки и органа, пьесы для виолончели, фортепиано, романсы…
    На протяжении 50-60х годов, наряду с активной композиторской, деятельностью Н. Шахматов работает в художественной самодеятельности: руководит ансамблем ленинградского Дворца пионеров и школьников им. А. А. Жданова, ансамблем русской песни обкома текстильной промышленности, ведет семинар самодеятельных композиторов при фабрике "Скороход".
    После окончания в 1951 году консерватории его оставляют в Ленинграде, где Николай Шахматов полностью посвящает себя творческой работе. Выезжает в творческие командировки с шефскими концертами на Куйбышевскую и Братскую ГЭС, Алтайский край, в Абакан, Тайшет и Самотлор.
    Впечатления от этих поездок послужили импульсом к созданию нескольких кантат: "Ленинские зори" на стихи Б. Кежуна, "Покорители Ангары" на сл. И. Авраменко, "Волжский сказ о Ленине" на сл. А. Чуркина, сюиты для симфонического оркестра "Родные просторы и "Ветер октября". Эти произведения с большим успехом были исполнены в Москве, Ленинграде, Ульяновске, Куйбышеве, Красноярске, Норильске, Клайпеде дирижерами Б. Хайкиным, А. Янсонсом, Н. Рахлиным, Э. Серовым, И. Гусманом, Ю Домаркасом. Критика подчеркивала в качестве их важнейших достоинств яркий мелодизм, тесно связанный с национальным мелосом, мастерство тематического развития, умелое использование композитором выразительных возможностей хора и оркестра, доступность музыки самому широкому кругу слушателей.
    Большой успех пришел к композитору в 1957 году. Его "Эпическая поэма" для симфонического оркестра на Всесоюзном конкурсе произведений советских композиторов была удостоена премии и специального диплома. Жюри под председательством Д. Д. Шостаковича и состоящее из видных советских музыкантов - Э. Гилельса, Л. Когана, Н. Аносова отметили большие достоинства этого сочинения. Выступая на заседании Союза композиторов РСФСР, Д. Шостакович отмечал "Эпическую поэму" Н. Шахматова в числе значительных сочинений того времени.
    Немалую известность приобретают также песни Шахматова: "Ленинградская молодежная" на сл. А. Чепурова, "Сибирский паренек" и "Хороша ты, сибирская ноченька" на сл. Н. Глейзарова, "В алтайской степи" на сл. М. Юдалевича и др. Они часто звучали в исполнении известных певцов: Э. Хиля, А. Александровича, В. Матусова, В. Копылова, А. Розума, Г. Туфтиной, Н. Зазнобиной, записаны на грампластинки и неоднократно издавались.
    Лучшие произведения композитора отличаются широтой эпического дыхания, опорой на народно-песенные интонации. Н. Шахматов хорошо чувствует форму сочинения, владеет приемами тематического развития. Сотрудничество с оркестрами имени В. В. Андреева и Н. Осипова способствовали созданию многих произведений для народного оркестра. В жанре, где исключительно сложно совместить традиционные стилевые признаки с предметами современной композиторской речи, Н. Шахматов нашел свою линию естественного синтеза национального тематизма с широким спектром гармонических, полифонических, структурных оркестровых приемов искусства конца XX века. Он исходит из опыта крупных мастеров, создавших свои сочинения для народного оркестра - от В. Андреева и Н. Фомина до Н. Осипова и Н. Будашкина.
    Доступностью и точностью образной драматургии, яркостью национального колорита отличаются такие произведения Н. Шахматова для оркестра народных инструментов как "Русская фантазия", сюиты "По пушкинским местам" и "Псковские зарисовки", увертюра "На празднике", обработки народных мелодий.
    Настойчивое стремление композитора к демократичности образов и музыкального языка, безграничная любовь к фольклору обусловили стремление автора к творчеству для оркестра народных инструментов.
    В 1954 году художественный руководитель и главный дирижер Русского народного оркестра им. В. В. Андреева Ленинградского радио Александр Яковлевич Александров обратился к композитору с просьбой написать для этого коллектива развернутое сочинение, построенное на национальном музыкальном материале. Так родилась первая крупная работа автора в народно-оркестровом жанре - "Родные просторы", переименованная затем в "Русскую фантазию", которая была впервые исполнена в ноябре 1954 года оркестром народных инструментов им. В. Андреева (дирижер А. Я. Александров). Это произведение вошло в основной репертуар многих оркестров.
    В "Русской фантазии" - первом опыте создания Н. Шахматовым масштабного оркестрового сочинения, еще во многом заметно влияние музыки Н. Будашкина (особенно его "Сказа о Байкале"). Оно обнаруживается и в отдельных элементах оркестрового письма (например "мерные арпеджированные аккорды балалаечной группы и гуслей в изложении начальной темы у баянов) и в общей архитектонике. Тем не менее, уже в этой работе чувствуется множество индивидуальных черт творческого облика автора, проявляющихся в большом разнообразии фактурного изложения, в многообразии подголосочного движения, в симфоничности развития.
    По словам композитора, в данном опусе непосредственно переломились его впечатления раннего детства от созерцания раздольных волжских просторов. Образ величавой русской природы вырисовывается уже в начальных тактах неторопливого вступления. Одноголосный напев баяна, подобно звучащей вдалеке протяжной песне, приближается, ширится, развивается в ветвистую сеть лирических подголосков и приводит к неторопливой теме начального раздела, построенного в сложной трехчастной форме. Эта тема, звучащая с подкупающе нежной пластичностью у дуэта баянов и альтовых домр, создает ощущение фольклорного пения. Композитор, мастерски используя выразительные возможности народного оркестра, выявляет характерные черты народной песенности - плавность, неторопливость мелодического течения, напевность, обогащает интонацию народной песни ладогармоническими красками. Развитие тематического материала приходит к полнокровному звучанию оркестрового тутти, где основная тема приобретает новые черты, звучит величаво, насыщенно и мощно.
    Контрастен следующий раздел сочинения, построенный на теме шуточной плясовой русской народной песни "Ты не стой, колодезь", в своем фольклорном бытовании имеющая грациозно - затейливый характер. Этот напев использовался в русской классической музыке, например в известной хоровой обработке А. К. Лядова. Но если А. К. Лядов стремится максимально точно воспроизвести интонационные особенности подлинника, то у Н. Шахматова мелодика существенно модифицируется. Изменяя ритмически рисунок нородной темы, композитор заостряет ее плясовые элементы. Звучащая на фоне размеренного незатейливого аккомпанемента балалаечной группы, она производит впечатление разворачивающейся бойкой, задорной плясовой народной сценки. Тема излагается в разных оркестровых группах. Вариационное преобразование темы в параллельном миноре создает эмоциональное состояние для появления нового контрастного образа. На фоне непрекращающегося танцевального движения возникает женский образ - выразительная лирическая песня. Возвращение плясовой темы знаменует собой репризу, - кульминацию всего сочинения, тема, изложенная широко и торжественно, завершает "Русскую фантазию" восторженно и жизнеутверждающе.
    Уже в первой крупной работе для народного оркестра Н. Шахматову удалось достичь масштабности сквозного развития. Композитор умело выстраивает сложную трехчастную форму, используя такие средства, где каждая проявляющаяся новая тема поступает исподволь, зарождаясь в недрах предыдущей. Этот композиционный прием придает сочинению цельность и компактность. Композиторской находкой в "Русской фантазии" стало яркое проведение в финале плясовая темы, которая приобретает гимнический характер за счет использования различных приемов полифонического развития, а также включению в партитуру хора, колоколов и расширенной группы ударных инструментов. Все это, наряду с яркостью тематического материала, профессиональной инструментовкой, целостностью музыкальной формы обеспечило "Русской фантазии" широкую популярность у исполнителей.
    В 1963 году композитор побывал в творческой поездке на псковской земле. Под непосредственным впечатлением от красивейшей природы Псковщины, встреч с псковичами, от посещения памятников старины, у композитора рождается замысел крупного цикла - четырехчастной сюиты "Псковские зарисовки". Написанная в августе 1963 года, сюита два месяца спустя с большим успехом была сыграна оркестром имени В. В. Андреева (дирижер Георгий Анатольевич Дониях).
    Сюита носит ярко выраженный национальный колорит, отличается чутким ощущением тембров народного оркестра. Композитор демонстрирует мастерство в тематическом развитии материала. В сюите четыре части: Песня, Припевки, Сказ и Плясовая. Не смотря на то, что четыре части произведения не имеют интонационных перекличек, они объединены в стройное сочинение, воссоздающее колоритные картины народного быта. Это наглядно проявляется уже в первой части сюиты "Песне". Как рассказывает автор, ему хотелось выразить здесь ощущение от бескрайних полей псковской земли, запечатлившихся в памяти. Это особо ощущается в начальных тактах первой части, где неторопливый одноголосный напев постепенно обрастает разветвленной подголосочной тканью, мягко расстилающейся в лирическом пении баянов, альтовых и басовых домр. Композитору удается оригинально варьировать каждое новое "куплетное" проведение песни, развивая фактуру в простой трёхчастной форме от скромного изложения у баянов до мощного тутти. В среднем разделе происходит активизация музыкальной ткани за счет изложения темы в виде имитационного развития. Реприза приходится на кульминационную точку всего развития пьесы, в кульминации композитор использует многоэлементность фактуры изложения, четко разграничивая тембро-инструментальные пласты: тема - у домр малых и пикколо, баяна и балалайки примы; имитационный подголосок - у альтовых домр и второго баяна; аккордовый аккомпанемент - балалайки секунды, альты и гусли; гармоническая педаль - домры бас первые; басы - балалайки бас и контрабас, домра бас вторая. Такая многоэлементность создает особую насыщенность изложения. Этот прием композитор зачастую использует в кульминационных изложениях многих своих произведений. Такая структура инструментовки для народного оркестра tutti стала уже классической.
    Реприза "Песни" значительно сокращена и после однократного проведения темы звучат лишь ее отдельные мотивы на фоне красочного "мерцания" хроматического контрапункта у колокольчиков; звучность как бы постепенно растворяется в красочной дымке.
    Вторая часть - "Припевки" представляет собой жизнерадостное скерцо. Крайние разделы трёхчастной формы этой пьесы построены на теме шуточных народных припевок псковской области "Эх, скобарика", записанного Н. Шахматовым в Псковской области. Задорный плясовой наигрыш баяна, изложенный на "бренчащем" фоне балалаечной группы, создает атмосферу скоморошьего игрища. Средний раздел изложен как сольная лирическая мужская песня, к которой постепенно присоединяется весь многоголосный хор.
    Очень красочны гармонические сопоставления в коде, где выразительно соотнесены попевки, отстоящие друг от друга на тритон (ми-бемоль мажор баянов, ля мажор у домр и т.д.). Это придает коде особенно сочный колорит, усиливает нарядность красок броской праздничной плясовой сценки.
    Третья часть "Сказ" была создана Н. Шахматовым под впечатлением посещения старинной Изборской крепости вблизи Пскова, являющейся свидетелем многочисленных битв, на протяжении столетий успешно выдержавшей множество неприятельских осад. Эта пьеса принадлежит к числу лучших достижений композитора в области оркестра русских народных инструментов. В памяти встают могучие образы былинных русских богатырей, тема близкая для национального искусства. В звучании оркестра эти образы приобрели особенно характерную национальную окраску, истинно народную величественность. С начальных тактов вступления в музыке создается ощущение значительности, эпической широты древнего эпоса. Мощное акцентированное движение унисона низких струнных сопоставляется с размеренным чередованием аккордов в высоком регистре, напоминающем рапсоды народных сказителей. Все это создает картину неприступной старинной крепости. Основная тема "Сказа" размеренно-спокойная, опирается на мягкие малотерцовые мелодические обороты. Она получает в пьесе широкое вариационное развитие за счет тональной окраски (си минор в первой вариации, фа-диез минор, соль-диез минор в репризном, четвертом проведении). Каждая из трех вариаций драматизирует изложение музыкального материала. Этому способствует и само изложение материала, с каждым проведением оживление ритмического рисунка подголосков, их постепенная хроматизация и общее уплотнение музыкальной фактуры.
    Как и в других сочинениях Н. Шахматова, средний раздел пьесы возникает "на гребне" предыдущего динамического развертывания. В мощном квартово-квинтовом удвоении в предельно массивном насыщенном звучании скандируется краткая припевка.
    Реприза воспринимается как отдаленное воспоминание о былых напряженных столкновениях. Сквозь неподвижный органный пункт баянов чуть слышно проскальзывает глухое звучание pizzicato басов, которое трансформируется в звуковой фон педали - домровой группы и гуслей, мягкого, прозрачного звучания колокольчиков, создающих иллюзию раннего утра, лучей восходящего солнца у стен древней крепости. Музыка замирает. Ожившая картина прошлого вновь удаляется в глубину веков…
    Венчает сюиту "Плясовая", создающая радостную, приподнятую картину всеобщего веселья. Начальный раздел этой пьесы имеет рондообразное строение, тема рефрена полна неиссякаемого задора и молодецкой удали.
    В среднем разделе интонационно близком массовой лирической песни, композитор использует необычные приемы оркестровки. Так тема изложенная в удобном среднем регистре альтовых домр сопровождается разреженным аккомпанементом (только басы и балалайки примы) при незаполненном среднем регистре. Благодаря такой инструментовке мелодия получает большой простор, ей свободно "дышится".
    В сокращенной репризе плясовые образы утверждают господство солнечных, жизнерадостных образов всей сюиты. К числу популярных и часто исполняемых сочинений может быть отнесена увертюра "Праздник на селе", которая впервые прозвучала в 1965 году в оркестре им. В.В. Андреева (дирижер Г. А. Дониях). Это небольшое по масштабам произведение рисует картину праздничного народного гуляния, несет в себе бодрый, энергичный заряд. Тема главной партии - синкопированная, пружинистая, изложена в виде типично народной вторы (движение параллельными терциями) у двух баянов на фоне незатейливого балалаечного аккомпанемента. По характеру она близка бойкому частушечному напеву, в котором дуэт солирующих голосов как бы подхватывается всеми участниками народно-жанровой сценки. Слышится ликование разноголосого гомона сельского праздника, создается ощущение всеобщего веселья. Побочная партия контрастна главной и характеризуется широким звучанием кантилены. Начальное проведение темы, изложенное у басовых домр, звучит в духе подлинной лирической народной песни, композитору удалось виртуозно использовать большие кантиленные возможности этих инструментов. Секундовое тональное соотношение между главной и побочной партией (ре-мажор и до-диез минор) делает особенно рельефным чередование мелодического материала.
    Отсутствие в увертюре разработки в некоторой степени компенсируется небольшим связующим построением. Оно дополняет широкое течение побочной партии, появление синкопированного ритма готовит возвращение репризы. В репризе обе темы тонально сближаются. Праздничный колорит достигается за счет часто используемых композитором тембровых средств колокольчиков, звучащих в главной партии, подчиняясь вихревому движению стремительных фигураций, праздничное веселье достигает здесь кульминации, которая ведет к мощному жизнеутверждающему финалу.
    Обработки русских народных песен - важная линия в творчестве Николая Шахматова. В них наглядно проявилась любовь композитора к народному песнетворчеству. А доскональное знание композитором художественных возможностей русских народных инструментов, их неповторимых по колориту оркестровых красок позволило глубоко раскрыть образ и характер народных мелодий. Эти обработки технически не сложные и доступны различным по исполнительским возможностям коллективам.
    Одним из образцов вдохновенной лирики в творчестве Н. Шахматова обработка русской современной песни "Под окном черемуха колышется". Композитору удалось создать на редкость тонкую, акварельную атмосферу в вступительных тактах сочинения. Pizzicati балалаек прим, сопровождаемые мягким аккордовым фоном альтовых и басовых домр, арпеджированные переборы балалаечной группы с гуслями, создают зримое впечатление колышущихся нежных лепестков распустившихся цветов. Красочный колорит найденный для вступления и коды оттеняет вариационное проведение темы самой песни, использование элементов подголосочной полифонии, ладового обогащения тематического материала. Эта пьеса отличается красочностью оркестровки и композиционной цельности и думается один из лучших образцов этого жанра у композитора.
    Красочная инструментовка отличает так же обработку русской народной протяжной песни "Час да по часу". Композитору удается подчеркнуть скрытый драматизм и неизбывную тоску, заложенные в эмоциональном строе народной песни. Эти настроения чутко раскрываются с помощью тембров русского народного оркестра.
    В этом же ряду его обработки "Кольцо души девицы", "Коробейники", "Ах, береза", "Вологодские кружевницы", "Я на Волге, на широком плоту", "Как ходил, гулял Ванюша".
    В 1977 году появляется сюита "По пушкинским местам", написанная под впечатлением от посещения села Михайловского. В сюите четыре части: "Зимняя дорога в Михайловское", "У домика няни", "Аллея Керн", "Пушкинские горы" - представляет значительный вклад в репертуар русского народного оркестра.
    Музыка сюиты - это воплощение мечты композитора создать сочинение, в котором нашли бы отражение впечатления от посещения "святых мест" на Псковщине, связанных с именем великого русского поэта А. С. Пушкина. Композитор рассказывает: "Романтика дома в Михайловском, Аллеи Керн, скамьи Онегина, Домика няни, созерцание этих памятных с детства символов, имело такую магнетическую силу, что находясь в этих местах в голове рождались музыкальные образы, которые сразу представлялись мне в тембровом звучании народного оркестра. Природа этих мест вдохновляла на творчество, и для меня было неожиданно то, что музыка моя рождалась здесь же непосредственно в тех краях, где проходила жизнь великого поэта. Когда я поделился своими планами о создании музыкального сочинения о А. С. Пушкине, директор Пушкинского заповедника С. С. Гейченко как-то очень тонко и точно определил план сюиты: Сельцо Михайловское, образ няни Арины Родионовны, Аллея Керн, Святые Пушкинские горы - они то и стали для меня основными образами сочинения, работа над которым проходила 1975-1977 гг. Каждую часть сюиты сопровождают стихи А. С. Пушкина".
    I. Дорога в Михайловское.
    Скользя по утреннему снегу
    Друг милый, предадимся бегу
    Нетерпеливого коня
    И навестим поля пустые,
    Леса, недавно столь густые,
    И берег, милый для меня.
    Атмосфера солнечного зимнего утра, русская тройка с бубенцами, занесенная снегом дорога. Эту картину композитор создает через выдержанные гармонические педали в высоком регистре у баянов, ритмической пульсацией у балалаек прим в сочетании с бубенцами. На этом фоне вступает подвижная, упругая тема альтовых домр, создающая образ бескрайних русских дорог, бега русской тройки. Тема то приближается в tutti, то через небольшой разработочный эпизод проходит в тональности соль-диез минор у басовых инструментов в контрапункте с пассажами малых домр, баяна и флейты. Возвращение темы в основную тональность ми минор автор проводит посредством энгармонической модуляции у баянов (си-бемоль - ля-диез). Заключительное сокращенное проведение темы звучит в высоком регистре у солирующих флейты и первого баяна на прозрачном звуковом фоне домровой группы. Музыка постепенно растворяется в голубой дымке уходящей вдаль зимней дороги.
    II. У домика няни.
    Эта часть воспринимается как музыкальная зарисовка - воспоминание о родном и близком человеке. В музыке слышатся печальные и даже скорбные интонации. Композитор придает этой части черты некой импровизационности, которые мы находим в красочном чередовании тональностей (ми-мажор - ре-бемоль мажор), чередовании эпизодов сольных с туттийными. В среднем разделе из интонационной попевки рождается широко звучащая тема у струнных. Объемность и широту теме придают нисходящие контрапунктические ходы деревянных духовых. Теплота, сердечность в звуках балалайки примы (vibrato) - это как грустное воспоминание о сердечности и преданности Арины Родионовны, постоянно ожидавшей приезда А. С. Пушкина в Михайловское.
    III. Аллея Керн.
    Для создания в музыке романтического образа Анны Керн автор обращается к интонационным истокам старинных романсов пушкинской поры. Тематический материал в прозрачной инструментовке проходит у солирующих инструментов народного оркестра - малых домр, баяна, флейты, балалайки примы. Характерный принцип композиторского письма Н. Шахматова вариационность тематического развития, когда экспозиция темы дается у разных по тембру инструментов и проводится в разных регистрах. Этот прием композитор применяет во всех частях сюиты по "Пушкинским местам", в том числе и в первом разделе "Аллеи Керн". Средняя часть (си-минор), начиная от сольного эпизода баяна приходит к мягко звучащему тутти. Автор умело развивает тему, используя различные имитационные приемы, сопоставляя контрастные тембры духовых и струнных инструментов. В разработочном эпизоде основная тема вновь проводится в низком регистре у мягко звучащих (как виолончели) басовых домр. Дальнейшее развитие основной темы приводит ее в высокий регистр.
    Сопоставление тональностей ре-мажор и фа-диез мажор можно рассматривать как подготовку к заключительному соль-мажорному эпизоду. Здесь тема нежно воплощается в тембре флейты и красочно звучащих колокольчиках.
    IV. Пушкинские горы.
    Музыкальное построение этой части пришло к композитору самым неожиданным образом. Вот что рассказывает об этом автор: "Оказавшись в очередной творческой командировке в Пушкинских горах, нас с заведующим отделом культуры Псковской области А.А. Разумовским поселили в гостинице, примыкающей к зданию Святогорского монастыря. Была глубокая осень. В один из вечеров я попросил разрешения еще раз посетить святые места монастыря. Войдя в храм я остановился у того места, где когда-то стоял привезенный из Петербурга гроб с телом А. С. Пушкина. Накануне С. С. Гейченко рассказывая нам о А. С Пушкине, упомянул, что при посещении Святогорского монастыря у него возник образ монаха-летописца Пимена, вошедшего затем в историческую драму "Борис Годунов". Я стоял, придаваясь грустным воспоминаниям. Постепенно какое-то необъяснимое состояние овладело мною, перехватило дыхание, глаза наполнились слезами. Я не стал сдерживать своих чувств и глухие рыдания непроизвольно вырвались из моей груди. Я был потрясен от увиденного и нахлынувших эмоций. Не знаю сколько времени я здесь пробыл и только появление А. А. Разумовского, обеспокоенного моим долгим отсутствием привело меня в себя. Долгое время я находился в каком-то смятении, что в конечном итоге привело меня к созданию музыкального образа этой части "Пушкинские горы", эпиграфом для которой я избрал поэтические строки А. С. Пушкина:
    Я был рожден для жизни мирной,
    Для деревенской тишины:
    В глуши звучнее голос лирный,
    Живее творческие сны".
    Главная тема этой части носит просветленный, ариозный, распевный характер, она звучит у малых домр. Пори втором проведении тема приобретает иные черты за счет образования новых элементов оркестровой фактуры: гармонической педали у струнных и ритмической пульсации в группе балалаек и гуслей. В движении тематического материала, при постепенном нарастании оркестровой звучности, автор использует элементы симфонического развития, логически приводящего к общей кульминации всей пьесы, где звучит полная группа ударных инструментов - литавры, малый барабан, тарелка (ordinaro) одна о другую. После небольшой связки звучность постепенно затухает и истаивающее соло первого баяна постепенно приводит к заключительному проведению основной темы. Завершается эта часть своеобразным гармоническим фоном у домр и баянов на квинте соль - ре. Светлый характер музыки в заключительных восьми тактах неожиданно подчеркивается одноименной тональностью соль-мажор и красочным использованием композитором трубчатых колоколов. Эта часть звучит как светлое воспоминание о великом русском поэте.
    Памятен отзыв С.С. Гейченко, директора музея-заповедника А. П. Пушкина о музыке сюиты Н. Шахматова "По пушкинским местам": "Кассета с записью Вашего произведения, посвященного Пушкиногорью, прибыла в Михайловское. Сердечно и задушевно благодарю Вас за добрый дар! В Вашем произведении царит "русский дух", благостно звучат народность и пушкинская молитвенность! Спасибо! Спасибо! Спасибо! С. С. Гейченко. 13 мая 1987г.
    В 1961 году по приглашению дирижера оркестра им. В. В. Андреева Николая Модестовича Селицкого Н. Шахматов пришел на кафедру оркестрового дирижирования Ленинградского института культуры им. Н. К. Крупской. С этого времени продолжается его педагогическая карьера, вобравшая в себя путь от ассистента до профессора.
    Его ученики успешно работают в профессиональных и любительских музыкальных коллективах, учебных заведениях, учреждениях культуры. Среди них доктора наук и профессора: Сукало А. А., Марков А. П., Подмаскин В., Хачатдрян А. П., Акулович В. И., Смирнов Ю. П.
    45 лет педагогического труда нашли свое отражение в подготовленных Н. Шахматовым учебных пособиях и учебниках. Н. Шахматов автор учебника "Инструментовка для оркестра русских народных инструментов" (1985), учебного пособия "Анализ оркестровой партитуры" (1967), учебно-методических рекомендаций по инструментовке. В 1995 году им была защищена диссертация по проблемам совершенствования музыкально-творческой подготовки руководителей народных оркестров и ансамблей в вузах культуры. Он постоянно поддерживает творческие контакты со своими учениками и коллегами, работающими в учебных заведениях многих городов России: Самаре, Улан-Удэ, Краснодаре, Челябинске, Кемерово, Архангельске, Пскове и др.
    Произведения Н. М. Шахматова постоянно звучат в исполнении Национального оркестра им. Н. Осипова (дирижер Н. Калинин), Муниципального оркестра "Ясная поляна" (г. Тула, дирижер В. В. Синьковский), Концертного русского оркестра СПб (дирижер В. П. Попов), Орловского оркестра народных инструментов (дирижер В. В. Сухорослов), Оркестра "Сибирь" (г. Барнаул, дирижер Е.И. Борисов). Творческая дружба связывает композитора с оркестром Самарского университета культуры и искусств (дирижер Грузинов Е. С.), и, конечно, произведения Н. Шахматова постоянны в репертуаре коллективов родного университета - Концертном оркестре народных инструментов (дирижер Абакшонок А.В.) и ансамбле "Скоморохи" (руководитель Акулович В. И.).
    И сегодня Николай Моисеевич Шахматов - композитор и педагог, находится в расцвете творческих сил и радует слушателей своими сочинениями. Можно только пожелать ему успехов на многотрудной композиторской и педагогической ниве.
   
    Основные сочинения Н. М. Шахматова для большого русского народного оркестра.
    "Ах, береза" - обработка русской народной песни. 1970 г. Продолжительность звучания 3`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Н. Селицкий, 1971 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Пять русских народных песен для ОРНИ", Л., Сов. композитор, 1975.
    "Вниз по Волге реке" - обработка русской народной песни. 1970 г. Продолжительность звучания 3`30``. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Н. Селицкий, 1971 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Пять русских народных песен для ОРНИ", Л., Сов. композитор, 1975.
    "Как ходил, гулял Ванюша" - обработка русской народной песни. 1970 г. Продолжительность звучания 3`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Н. Селицкий, 1972 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Пять русских народных песен для ОРНИ", Л., Сов. композитор, 1975.
    "Кольцо души девицы" - обработка русской народной песни. 1973 г. Продолжительность звучания 4`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. В. Попов, 1975 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Две русские народные песни для ОРНИ", Л., Музыка, 1978.
    "Коробейники" - обработка русской народной песни. 1974 г. Продолжительность звучания 4`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. В. Попов, 1975 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Две русские народные песни для ОРНИ", Л., Музыка, 1978.
    "Напев" - обработка русской народной песни. 1974 г. Продолжительность звучания 4`30``. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. В. Федотов, 1975 г. Опубликовано: сб. "Пьесы Ленинградских композиторов для ОРНИ", Сост. Б. Глыбовский, Л., Музыка, 1976., Вып. 2.
    "По пушкинским местам" - музыкальные зарисовки для ОРНИ в 4х частях: Дорога в Михайловское, Домик няни, Аллея Керн, Пушкинские горы. 1970-1975гг. Продолжительность звучания 15`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. П. Бубельников, 1978 г. Опубликовано: Л., Сов. композитор, 1980.
    "Под окном черемуха колышется" - обработка русской народной песни. 1974 г. Продолжительность звучания 3`30``. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Г. Дониях, 1974 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Пять русских народных песен для ОРНИ", Л., Сов. композитор, 1975.
    "Праздник на селе" - увертюра. 1965 г. Продолжительность звучания 5`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Г. Дониях, 1965 г. Опубликовано: сб. "Пьесы Ленинградских композиторов для ОРНИ", Сост. Б. Глыбовский, Л., Музыка, 1977., Вып. 3.
    "Псковские зарисовки" - сюита для ОРНИ в 4х частях: Песня, Припевки, Сказ, Плясовая - Финал. 1968 г. Продолжительность звучания 12`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Ю. Богданов, 1970 г. Опубликовано: Л., Сов. композитор, 1985.
    "Русская фантазия" - для ОРНИ. 1954 г. Продолжительность звучания 6`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. А. Александров, 1954 г. Опубликовано: Л., Музыка, 1981.
    "У старого утеса" - 1960 г. Продолжительность звучания 3`30``. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. В.Калентьев, 1961 г. Опубликовано: сб. "Пьесы Ленинградских композиторов для ОРНИ", Сост. Б. Глыбовский, Л., Музыка, 1979., Вып. 5.
    "Час да по часу" - обработка русской народной песни. 1962 г. Продолжительность звучания 4`. Первое исполнение: Оркестр им. В. В. Андреева ленинградского радиокомитета, дир. Л. Григорьев, 1963 г. Опубликовано: сб. Шахматов Н. "Пять русских народных песен для ОРНИ", Л., Музыка, 1975.
   
    Профессор Санкт-Петербургского Государственного Университета культуры и искусств, Заслуженный деятель культуры РФ, В.И. Акулович

Источник: http://skomorokhi.narod.ru/art/art6.html