Урология - Урологические услуги

| Просмотров: 5212

 

В этой статье:

Диагноз: рак простаты.
Особенность: это страшно. «Это конец...» — вот мысль подавляющего большинства пациентов и их близких. В этой статье речь о том, что делать, если у вас или вашего близкого человека выявили рак простаты. Сразу совет: не отчаиваться. Да, это грозное заболевание, но сегодня есть эффективные способы его лечения: операция рака простаты при ранних этапах, гормональная, химио- и лучевая терапия при невозможности провести операцию. Важно знать и понимать, что современные способы лечения рака предстательной железы отличаются достаточно высокой эффективностью. Важно ни в коем случае не сдаваться на милость болезни.

Что можно рассказать пациенту или родственнику пациента про рак простаты? Статистику? Глубинные молекулярные механизмы возникновения злокачественных опухолей? Полагаю, что нет. Вопрос, который мучает пациента, на которого как гром среди ясного неба свалился диагноз «рак простаты», звучит так: «Можно ли вообще что-нибудь с этим делать? Или это все?»
Можно. Более того, нужно. Да, действительно, пока что есть смертельные заболевания, особенно в онкологии, которые плохо поддаются лечению. Рак простаты — не тот случай.
Мне хотелось бы, чтобы каждый мой пациент, читая этот текст, ясно представлял себе особенности своего заболевания. В таком случае будет достигнуто гораздо лучшее взаимодействие между мной и пациентом, а это резко увеличит вероятность излечения. Да, именно излечения, избавления от рака предстательной железы.

Суть любого опухолевого процесса — это деление клетки. Суть злокачественного процесса — потеря клеткой способности к специализации и приобретения свойства к распространению.
Нормальная клетка после деления развивается, приобретает, так сказать, специализацию. Раковая, опухолевая клетка тем и отличается от нормальной, что вместо специализации начинает быстро делиться, а после деления — метастазировать, т.е. распространяться с током крови по отдаленным органам. Еще одна особенность злокачественной опухоли — это интоксикация — отравление организма веществами, произведенными злокачественными клетками.

«Рак простаты уносит массу жизней.
Тогда как простой осмотр выявил бы его в первой же стадии».

Диагностика рака предстательной железы имеет свои особенности. Во-первых, крайне важно ранее обнаружение опухоли. Ежегодный осмотр у уролога и анализ крови на ПСА позволяют в подавляющем большинстве случаев обнаружить рак простаты на самых ранних стадиях. Подтверждается диагноз путем биопсии простаты.
Но что необходимо сделать пациенту, у которого уже выявили рак простаты? По сути —провести те исследования, которые позволяют понять стадию процесса.

...—Оганес Эдуардович, я правда не понимаю... Рак он и есть рак. Сколько Господь даст, столько и поживу, зачем мне все эти исследования?
— Господь нам дал не только болезни, Виктор Павлович. Господь также дал нам науку, чтобы мы могли победить болезнь. Эти обследования мне нужны, чтобы определить стадию вашего заболевания. И вылечить вас.
— Рентген легких? Исследование костей? Зачем все это?
— Смотрите, Виктор Павлович. Метастазы рака простаты чаще всего обнаруживаются именно в костях или легких. Поэтому обычная рентгенография легких позволит исключить метастазы в легких, а остеосцинтиграфия — т.е. исследование костей — позволит исключить метастазы в костях.
— А компьютерная томография мне зачем?
— Оценить саму предстательную железу, а также — лимфатические узлы.
— Ну хорошо, оценили вы все это. Что дальше?
— Дальше мы выберем стратегию лечения, Виктор Павлович. Если есть хоть минимальная возможность того, что радикальная операция рака простаты излечит Вас, я порекомендую хирургическое лечение.
— А если... А если метастазы? Лечь и помирать?
— Даже и думать не смейте. Вашему внуку — всего три года, какой там помирать? Ни рак простаты, ни даже метастазы — не приговор.

«Что не вылечит снадобье, вылечит железо.
Что не вылечит железо, вылечит огонь...»

Описывая лечение рака предстательной железы пациенту, важнее всего ответить на три вопроса: возможно ли полное лечение на данной стадии рака простаты, какой способ максимально безопасен для конкретного пациента, каковы действия врача для обеспечения лучшего качества жизни.
По-прежнему, первое место в радикальном лечении рака простаты занимает операция. Если опухоль не вышла за пределы предстательной железы, если нет метастазов в лимфатические узлы или кости, то вероятность избавления пациента от опухоли путем хирургического удаления предстательной железы очень высока.

«В онкологии есть принцип: малая опухоль — большая операция,
большая опухоль — малая операция»

Простым и элементарным на первый взгляд кажется решение: если какой-нибудь орган, например, простата, неизлечимо болен, более того, прогрессирование этого заболевания может привести к смерти, то орган надо удалять. Т.е. при раке простаты операция жизненно необходима.
Однако здесь во весь рост встают три вопроса: можно ли оперировать данного конкретного пациента, каким будет качество его жизни после операции и какой тип операции рака простаты выбрать?

Я бы хотел, чтобы каждый мой пациент, приходя на операцию, знал ответы на эти вопросы.
Можно и нужно оперировать пациента с первой или второй стадиями рака простаты — операция в подавляющем большинстве случаев излечит его.

Типы операций, которые я предлагаю своим пациентам: это радикальное удаление предстательной железы вместе с лимфатическими узлами. В основном — это лапароскопическая простатэктомия: операция, не требующая большого разреза. Из 4-5 проколов на брюшной стенке вводятся специальные миниатюрные инструменты, которыми и удаляется предстательная железа. Преимуществами этого метода является отсутствие послеоперационной боли, воспаления и риска образования грыж, отличный косметический эффект, короткий срок госпитализации.
Лишь в редких случаях наличия противопоказаний к лапароскопии я предлагаю стандартную операцию из разреза в 10-12 см.

...— Виктор Павлович, у меня, как в плохом анекдоте, две новости: хорошая и плохая. Хорошая новость: рак простаты у вас на ранней стадии, метастазов нет. Плохая новость: необходима операция.
— Ну, я примерно так и предполагал... На самом же деле, это же хорошо, Оганес Эдуардович, значит, возможно вылечить меня от этой гадости.
— Ну, в общем и целом, да, конечно.
— Меня, как, наверное, любого пациента, интересуют риски и осложнения. Что меня ждет?
— Виктор Павлович, при удалении простаты хирург часто просто вынужден повредить нервы, отвечающие за удержание мочи и эректильную функцию. Поэтому частыми осложнениями при операции по поводу рака простаты является недержание мочи и нарушение потенции. Но в вашем случае возможно проведение нервосберегающей операции — я сохраню нервно-сосудистые пучки. Т.е. риск этих осложнений именно в вашем случае минимален.
— А... А если все же... Все же будет это все?
— Не беда. Сегодня есть как терапевтические так и хирургические способы коррекции как недержания мочи, так и эректильной дисфункции.
— Ладно... А сколько длится операция?
— Порядка четырех часов, иногда — пять.
— Оганес Эдуардович, вы говорили что-то про удаление лимфоузлов. У меня же все чисто на КТ. Вы будете мне удалять лимфоузлы?
— Боюсь, что да, Виктор Павлович. Действительно, на КТ у вас не выявлено увеличенных лимфатических узлов. Однако микрометастазы все равно могут быть — у вас повышение ПСА больше 10нг/мл. Удаление лимфатических узлов во-первых, улучшит прогноз, во-вторых, их гистологическое исследование позволит в дальнейшем правильно выбрать тактику лечения.

Через семь дней после операции я выписал Виктора Павловича домой. Гистологический ответ лаборатории был благоприятным, поэтому я лишь назначил контроль анализа крови на ПСА раз в три месяца. Незначительное недержание мочи у него самостоятельно прошло через пять недель после операции.

«Терапия — это переговоры с болезнью.
Хирургия — решительная атака».

Из всего многообразия сложносочиненных терминов об онкологии вообще и о гормональном лечении рака простаты в частоты, на мой взгляд, пациенту нужно и важно знать следующее:

Клетки рака простаты делятся на три типа: первый — гормональнозависимый, второй — гормональночувствительный, третий — нечувствительный к гормонам.
Первый тип клеток не может жить в отсутствие мужского полового гормона — тестостерона. Второй тип клеток не может делиться в отсутствие тестостерона. А на третий тип тестостерон никак не влияет.
Почему это важно? Дело в том, что большинство клеток рака простаты чувствительны к тестостерону: могут жить и размножаться только в присутствии этого вещества. На этом и строится терапия: назначаются специальные препараты, подбираемые индивидуально, которые блокируют производство тестостерона в организме. Вплоть до того момента, пока голову не поднимет третий тип клеток, который к тестостерону нечувствителен, такая терапия крайне эффективна.
Против третьего же типа есть иные, химиотерапевтические или лучевые способы лечения.

«Все нужно делать вовремя».

— Виктор Павлович! Сколько лет, сколько зим! Проходите!
— Добрый день, Оганес Эдуардович, — улыбается пациент, — Как ваши дела?
— Ну, у меня все хорошо. По улыбке вижу, что у вас тоже.
— Хм. У меня, как вы тогда сказали, две новости — хорошая и плохая.
— Так! — насторожился я, — Рассказывайте.
— Ну, у меня-то лично все хорошо... Анализ крови на ПСА держится на нулях уже год.
— Замечательно. А плохая новость?
— У брата обнаружили рак простаты... На поздней стадии. С метастазами в кости... Но вы же вылечите его?

Еще одна особенность рака простаты — это метастазирование в кости. Что можно сделать при наличии метастазов? Операция рака простаты в этой ситуации просто не оправдана, опухоль уже вышла из под контроля, она уже в костях, она уже вызывает довольно сильные, порой — просто дикие боли. Можно ли что-то сделать, или только обезболиться?
Можно. Современная химиотерапия рака простаты позволяет вполне успешно бороться с метастазами в костях: есть препараты, которые просто «загоняют» кальций в метастатические участки, превращая их обратно в кость.

Создавая «Научно-Клиническую Группу Онкоурологии», я ставил перед собой цель объединить усилия хирурга-уролога, химиотерапевта, онколога и радиолога для достижения лучших результатов лечения. Каждый раз, консультируя пациента, мы сообща выбираем способ лечения и режим дальнейшего наблюдения.
Часто именно это и помогает больше всего: брату моего пациента была подобрана необходимая терапия, что привело к нормализации состояния костей и отсутствию прогрессирования рака простаты. А все это вместе означает не просто продление существования человека, а высокое качество его жизни.

Источник: http://www.dr-dilanyan.ru/main/oncourology/prostat...